ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ

Юлий ЗЫСЛИН,

Музей русской поэзии,Вашингтон,www.museum.zislin.com

   Несколько субъективных суждений о бардовском движении. Часть 1.

 

  История послевоенного бардовского движения в России еще не написана. Но интерес к этому есть, из печати в последние годы вышли специальные книги и даже школьный учебник под названием Авторская песня. Иногда говорят о теоретиках этого жанра и называют даже главного теоретика...

По-видимому, правомочно высказать  субьективные взгляды свидетеля и в некоторой степени участника этого движения. Причем сделать это непредвзято, искренне, от души, без наукообразия и литературщины, т. е. так, как пишутся и поются сами бардовские песни.

  Прежде всего о терминологии. Действительно, правильно ли сказать бардовская песня? Может быть, лучше студенческая, авторская, гитарная, самодеятельная, КСП, любительская, туристская, костровая, походная?

В каждом названии что-то есть. Ведь именно в студенческой среде после войны возникли многие и многие песни этого жанра. Они были этой средой подхвачены и внедрены в жизнь. И пелись эти песни часто в туристических походах, у костров, и всегда под гитару. Отсюда еще один термин: поэзия под гитару или поющаяся поэзия. Определение жанра как авторская песня нравилось Владимиру Высоцкому. Он имел в виду, что исполнитель песни является обязательно автором ее слов и музыки. Михаил Анчаров предпочитал говорить о менестрельной песне. Термин самодеятельная песня (клуб самодеятельной песни КСП) отстаивал Александр Галич в противовес названию любительская песня (слово любительская у него ассоциировалось с соответствующим сортом колбасы).

  Однако, не все исполнители являются авторами и слов, и музыки ( часто только музыки Берковский, Никитин, Дулов и др.). А что значит самодеятельная? Конечно, каждая песня кем-то создается, делается, поется. Песня либо хорошая, либо плохая. В слове самодеятельная просматриваются какое-то пренебрежение и принижение жанра, подчеркивание его непрофессиональности.

  Я бы выделил несколько разновидностей бардов: любители; профессионалы; любители, перешедшие в профессионалы, и коммерческие барды.

  Любителями я называю немузыкантов, непоэтов, непевцов, негитаристов не деятелей искусства вообще, а людей, зарабатывающих свой хлеб насущный работой в других областях жизни, а также учащихся. Они-то и зачали послевоенное бардовское движение. Их было немало. Многих из них я назову ниже.

  Профессионалами я считаю, например, Окуджаву, Высоцкого, Галича, Новеллу Матвееву, т. к. они по роду своей профессиональной деятельности и образованию имели прямое, непосредственное отношение к литературе, театру, кино. Причем Булат Окуджава один из первых бардов, кто вышел на эстраду и стал выступать со своими песнями, хотя первые годы и бесплатно. Часто профессионалами называют бардов, которые мастерски исполняют вполне законченные, безукоризненные по стихам и музыке авторские песни.

  Некоторые барды любители постепенно стали профессиональными авторами- исполнителями, регулярно выступающими на эстраде, выпускающими книги, пластинки, кассеты, диски. Это, например, Дольский, Никитин, Кукин, Егоров, Клячкин, Долина, Митяев, Дикштейн. Кое-кто даже числился при государственных концертных организациях.

  Самый яркий пример коммерческого барда Александр Розенбаум. Он сумел трансформировать любимую народом песенную манеру Высоцкого в эстрадное шоу. И сделал это первым.

  Творчество любителей всегда самовыражение, крик души. Любитель пишет песни и поет их, потому что не может не петь, потому что душа поет и ему надо поделиться с другими людьми своими ощущениями. А профессионалу, будь то певец, композитор, а иногда и поэт, надо быть адекватным, подтверждать свою профессиональность, удивлять и завлекать публику (читателя, слушателя), действовать с оглядкой на требования эстрады, мнение коллег, пристрастия толпы. Даже Окуджава, который, конечно же, самовыражался (и в этом смысле он любитель), говорил, что одно дело петь друзьям, а другое с эстрады.

  Вообще-то барды издавна известны как поэты и музыканты, певцы своих стихов, исполнители своих песен. Барды были еще у древних кельтов. Во Франции в XII XIII вв. средневекового поэта-певца называли трувером (например,  Adam de la Halle). В XVIII в. в Шотландии жил знаменитый бард Роберт Бёрнс. В Америке певцы с гитарами и другими щипковыми инструментами давно любимы народом. Поющих поэтов можно назвать и в России. Например, XIX в. Михаил Лермонтов, Денис Давыдов, Николай Языков(последнего некоторые считают родоначальником бардовского жанра). Иногда первым бардом в России называют гитариста и композитора Михаила Высотского. В начале XX в. ( Серебряный век русской поэзии) Михаил Кузмин и Игорь Северянин. Кузмин профессиональный композитор, ученик Римского-Корсакова, известен и как автор музыки к спектаклю Балаганчик по Александру Блоку, а Северянин в своих многочисленных поэтических выступлениях использовал четыре мотива, как бы напевая стихи, которые он называл поэзами. Надо бы вспомнить и лицеиста Михаила Яковлева, который пел в салонах стихи Пушкина и Дельвига.

  В наше время под гармошку и гитару напевал свои стихи и стихи Тютчева, Лермонтова, Блока Николай Рубцов. А каким первоклассным бардом был бы Николай Гумилев...

  Большинство поэтов слышат какую-то мелодию в своих стихах, но не все могут ее воспроизвести вслух. Зато сплошь и рядом читают их нараспев, музыкально примитивно.

  И все-таки поющие поэты это не обязательно КСП. Эти буквы уже давно никто не расшифровывает. КСП, или бардовская, или авторская песня, это общественное явление послевоенной России, а точнее, бывшего Советского Союза. Внешнее выражение этого явления вылилось в песнях, не подвергнувшихся цензуре, оценкам пресловутых художественных советов, идеологическому давлению большевистского режима. Одновременно оно стало явлением искусства, литературы и музыки (конечно, в лучших своих образцах). Недаром же во многих советских кино- и видеофильмах цитировались бардовские песни.

  Есть песни согласия. Их писали професиональные поэты и композиторы. И есть песни протеста. Их писали барды, и прежде всего любители, которые не обучались специально этому и не зарабатывали этим на хлеб с маслом и черной икрой.           Творчество бардов было бесцензурным. Со временем к этому стали причастны такие поэты и филологи, как Б. Окуджава и Н. Матвеева, или другие гуманитарии педагоги, артисты, драматурги (например, Высоцкий и Галич). Но все они были любителями с точки зрения музыки, композиции, вокала.

  Позже профессиональные музыканты стали тяготеть к этом у жанру, что потянуло его в инcтрументальность и эстрадность. Постепенно в ряде концертных организаций появились певцы-гитаристы, работающие под бардов. Некоторые профессиональные композиторы уловили притягательность добрых, искренних бардовских интонаций и традиций и сочинили, используя их, ряд удачных песен, подхваченных широкой публикой. Таковы Таривердиев, Френкель, Пахмутова.

  Друг Окуджавы драматург А. Володин назвал бардовский жанр современным фольклором городской интеллигенции. Фольклор обычно передается из уст в уста, из поколения в поколение. На это уходят десятки и сотни лет. Современный бардовский фольклор был сжат во времени благодаря появлению и распространению магнитной записи. Теперь фольклор стал чаще передаваться от микрофона к магнитофону, а потом уже попадал в уши и уста слушателей, любителей жанра. Новые песни быстро разлетались по стране. И из уст в уста тоже. Появились собиратели, коллекционеры магнитных записей бардов. Они есть и сейчас, в том числе и в Америке. Например, Михаил Смоляр (Вашингтон), отец и сын Мицкевичи (Стэмфорд), Борис Гольдштейн (Сан-Диего).

   Несколько субъективных суждений о бардовском движении. Часть 2.

  Я приобщился к этому жанру со студенческих лет, которые у меня начались в 1948 г., в МЭИ, а первая песня Тополиный вальс возникла в 1949 г. Тогда в спортивных лагерях, туристских и альпинистских походах, у костров, на студенческих вечеринках и капустниках пели очень много. И главным образом официально не признанные, бесцензурные песни. Это были очень разные песни. В них еще не было политики. Но была какая-то внутреняя независимость. В почете были шуточные, хулиганские и дореволюционные студенческие песни. Их было множество. Назову некоторые из них. Сейчас они иногда звучат в России по радио в передаче В нашу гавань заходили корабли, где их называют дворовыми. Тексты этих песен опубликованы недавно. Вот это был, действительно, городской фольклор.

  Например, старые дореволюционные студенческие песни: По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей или про любовь Жена, Козел, Цилиндром на солнце сверкая, Задумал я, братишечки, жениться. Более поздние: Электричество (Нажал на кнопку чик и человек готов чем не о клонировании?), Чемоданчик (А это был не мой чемоданчик), Соловей (Где соловей в кустах поет и соловьиху к сердцу жмет), Сиреневый туман (песня недавно возродилась уже на эстраде), Хозяйка.

  Некоторые песни уже тогда были близки по жанру к тому, что позже появилось у бардов. Очень любили петь Отелло и Про Л. Н. Толстого (по свидетельству Евг. Бачурина, тайным их автором был Алексей Охрименко; недавно выяснилось, что с друзьями). Пели и эмигрантские песни: Я тоскую по родине, Журавли (Здесь под небом чужим), а также лучшие военные Землянку, Темную ночь, Огонек, Прощай, любимый город и русские народные песни.

  В самое сердце попадали написанные солдатами-альпинистами в 1943 г. на Кавказе песни Баксанская и Барбарисовый куст, равно как и Бригантина Павла Когана (стихи) и Георгия Лепского (музыка), Москва, 1937 г. и Холодная ночевка (Зачем оставил я штормовку, автор слов Лев Сена, физик, Ленинград, 1937 г.)!..

  Кроме Георгия Лепского, который прошел войну и стал художником, бардовские песни в конце 30-х гг. уже писали Евг. Агранович и Михаил Анчаров. (Первый в жизни творческий вечер Г. Лепского состоялся в 1995 г. в моем московском музыкально-поэтическом салоне Свеча.)

  Где-то в 1947 г. в театральном студенческом спектакле прозвучала и быстро распространилась песня Глобус (Я не знаю, где встретиться нам придется с тобой..., стихи М. Львовского и народные, а мелодия Михаила Светлова). Тогда же, в 1946 49 гг., первые свои песни написали студенты Булат ОКУДЖАВА (Гори, огонь, гори, Тбилисский университет, филолог), Ген Шангин-Березовский (Песня о верном друге, МГУ, биофак, генетик).

  Наверное, в эти годы были и другие авторы и песни, но регулярно студенты Москвы и Ленинграда стали писать бардовские песни в 50-е гг. Это дало толчок всему жанру, жадно было подхвачено студенчеством. Авторами этих песен были студенты МГУ, МГПИ (Московского педагогического), МЭИ (Московского энергетического), ЛГИ (Ленинградского горного).

  Назову семь авторов начала 50-х  гг. с указанием года начала их творчества:

1950 г. Александр ДУЛОВ, химфак МГУ, несколько его песен стали народными;

1951 г. Юрий ВИЗБОР, МГПИ, целая эпоха, ярчайшая звезда бардовского жанра;

1952 г. Виктор ЛЕБЕДЕВ, филфак МГУ, песня Перепеты все песни на стихи

          Всеволода Ревича;

1953 г. Александр ГОРОДНИЦКИЙ, ЛГИ, геофизик, автор многих известных песен, ныне член Союза писателей России и лауреат Гос. премии им. Б. Окуджавы;

1953 г. (и ранее) Дмитрий СУХАРЕВ, биофак МГУ, поэт, на стихи которого  

         написано много бардовских песен, ныне член Союза писателей России;

1954 г. Ада ЯКУШЕВА, МГПИ, замечательный лирик, чистый, добрый голос;

1954 г. Владислав БЛАГОНАДЕЖИН, МЭИ, механик, знаменитая песня Пять ребят на

стихи Николая Карпова.

  Во второй половине 50-х гг. заявили о себе, т. к. регулярно стали писать и исполнять свои песни такие гиганты, как Булат ОКУДЖАВА, (1957 г.), Александр ГАЛИЧ (конец 50-х гг.), Юлий КИМ (1956 г.), Новелла МАТВЕЕВА (1957 г.).

  Здесь также надо назвать Бориса Вахнюка (1955 г.), Виктора Берковского (1958 г.), Юза Алешковского (1959 г.), Бориса Полоскина (1956 г.), Анатолия Загота (1956 г.), Валерия Канера (1959 г.), Сергея Крылова (1959 г.), Сергея Стеркина (1959 г.), Арона Круппа (1959 г.), Владимира Туриянского (1959 г.).

  Хорошо было бы перечислить здесь многие песни, привести цитаты из их текстов, но это не входит в задачу данной статьи. Об этом можно написать книгу и не одну, тем более что бардовская лавина расширилась в 60-е гг., завладев песенной ситуацией в молодежной, студенческой, интеллигентской среде.

  Кроме Окуджавы, Галича, Анчарова, авторы 50-х и 60-х были людьми послевоенного поколения возмужания. Война коснулась их детства. Первым среди плеяды бардов 60-х гг. надо назвать, конечно, Владимира ВЫСОЦКОГО.

  В эти же годы запели свои песни Юрий Кукин, Сергей Никитин, Игорь Михалев, Вадим Егоров, Владимир Бережков, Сергей Смирнов, Евгений Клячкин, Георгий Аделунг, Юрий Лорес, Владимир Качан, Александр Васин, Виктор Луферов, Вера Матвеева, Дмитрий Межевич, Александр Мирзоян, Александр Суханов, Евгений Бачурин, Валентин Вихарев, Владимир Ланцберг.

  Хотелось бы никого не забыть, но лавина столь велика, что кого-то можно и упустить, за что прошу прощения у авторов (недавно, например, узнал о преждевременной смерти интересного барда Кати Яровой).

  Новые яркие авторы продолжали появляться и позже. В 70-е гг. Вероника Долина, Михаил Володин, Георгий Васильев, Алексей Иващенко, а в 80-е Михаил Щербаков, Олег Митяев, Борис Бурда, наверное, и братья Мищуки. Я не называю здесь многих замечательных исполнителей бардовских песен это отдельная тема.

  В результате мужания жанра в каждом классе каждой школы любого города Советского Союза возникли свои барды и исполнители.

  В эти же годы появилась авторская песня в рок-варианте: Андрей Макаревич, Борис Гребенщиков, Виктор Цой, Владимир Щукин.

  Постепенно расширялась концертная деятельность традиционных бардов, образовывалось множество Клубов самодеятельной песни КСП (первые такие клубы возникли в 1966 68 гг.), появились организаторы регулярных концертов, абонементов, циклов. Комсомол пытался подмять все это под себя. Сергею Никитину даже была присуждена премия Ленинского комсомола Москвы.

Формально комсомол как бы кое-где руководил, а фактически движение было независимым. Проводились слеты и фестивали, которыми распоряжались инициативные группы. Пели, что хотели, хотя попытки ввести цензуру были. На слетах высмеивались власти, советский коммунистический маразм, КГБ, культ личности.

Слеты проходили где-нибудь в лесу, каждый раз в другом месте, подальше от железных и шоссейных дорог. Соблюдалась некоторая конспирация. Все же, когда высшая партийная власть узнала из прессы про слеты КСП, возник запрет, вернее, попытка запрета КСП, но полностью этого сделать не удалось.

  Таким образом, бардовское движение, бардовский жанр прошел путь от туристских костров, капустников и дружеских встреч до огромных слетов, в которых участвовало и на которых присутствовало великое множество молодежи.

  Известно, что Окуджава одну из первых своих песен Про Ваньку Морозова спел друзьям ради шутки, а его песню Союз друзей (Возьмемся за руки, друзья) уже пели на слетах тысячи людей.

  Наверное, юный Высоцкий запел поначалу, чтобы потрафить  более взрослой компании в доме, что в большом Каретном переулке в Москве.

Кто знает, как начинал богемный Галич?

  Песни Анчарова бытовали в военные годы в солдатской среде.

А что в результате? Вcе это вылилось в большое искусство, в общественный протест, который раскачивал Cистему.

  Что характерно для любительской бардовской песни? Высокая литературная основа, внимание к каждому слову, чаще не вокальное (бытовое) исполнение как озвучивание стихов, импровизационность, незаконченность, сиюминутность музыки и исполнения, неповторимая авторская интонация, общая доверительность тона, искренность в выражении мыслей и чувств.

  Лучше самого барда его песни не может исполнить никто. Ему не нужны соавторы-исполнители, как профессиональным композиторам. Он сам дарит людям свое детище.

  Плеяда бардов 50-х и 60-х гг., и прежде всего Окуджава, Высоцкий, Визбор, Берковский, Ким, Городницкий, Никитин, создала почву для возникновения профессиональной бардовской эстрады. Это изменило характер всего движения, приведя к его коммерциализации.

  Говорят, что первым, кто стал брать деньги за концерты, был Высоцкий. Недавно в Бостоне, где я был на гастролях со своими песнями, мне ставили в пример одного известного барда, который, дескать, приезжал из России в Америку, дал 38 концертов, заработал 8 тысяч долларов. Конечно, всякий труд и творчество должны поощряться, оплачиваться, но все же бардовский жанр это и нечто другое...

Может быть, уместно здесь вспомнить окуджавские слова бардовского гимна:

                

             Когда ж придет дележки час,

                 Не нас калач ржаной поманит,

                 И рай настанет не для нас...

  Может быть, это все же братство, душевный контакт и романтика?

  Как совместить это с поощрением в 8,000 долларов?

  Начиналось все бескорыстно. Слушатели всегда были соучастниками бардовского действа.

  Сейчас на концертах бардов в залах иногда подпевают, но все же больше слушают. Возникло нечто, вроде международной бардовской филармонии. Ею охвачены Россия, СНГ, Америка, Израиль, Германия, Канада и т.д. Несколько бардов выезжают регулярно на гастроли за рубеж, где живут теперь многие бывшие КСПешники, теперь эмигранты. Налажены производство и продажа пластинок, кассет, компакт-дисков. Бардовская песня как бы разлетелась по миру...

  И все-таки истинный, неэстрадный бардовский жанр не исчез, хотя о его смерти говорил во многих своих интервью Булат Окуджава.

  Вот примеры. В 1994 г. я объявил в Москве Открытый фестиваль авторской песни на стихи Марины Цветаевой. Это не было ни конкурсом, ни коммерческим мероприятием. И что же? Собралось 35 (!) участников, авторов-исполнителей из Москвы, Подмосковья, Владимира и Новосибирска в возрасте от  15 16 до 75 лет.   

  Большинство новые имена, молодые люди.

Пришли и известные барды, в том числе и такие корифеи, как Александр Дулов, Анатолий Загот, Петр Старчик, Георгий Лепский (75 лет, автор Бригантины), а также Владимир Щукин и восходящие звезды Елена Фролова и Инна Разумихина.

Спето 100 (!) стихотворений Марины Цветаевой. И с каким часто мастерством, оригинально, интересно, искреннее, любовно!

Состоялось 12 вечеров в камерных и больших залах Москвы: в бывшем Телетеатре, в ДК МГУ на Воробьевых горах, в органном зале Центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки, в Центре авторской песни.

Все выступали бесплатно.(Правда, одна дама, автор-исполнительница, ученица Георгия Виноградова и Булата Окуджавы, требовала от меня денег ).

  Продолжаются слеты КСП. Теперь не только на территоррии бывшего СССР, но и в Америке, Израиле, Германии, Канаде. На этих слетах собираются тысячи людей, а на одном из недавних Грушинском фестивале присутствовало 180 тысяч человек.

В Москве работает Центр авторской песни, театры песен: Перекресток Виктора Луферова, студия Елены Камбуровой, театр Александра Мирзаяна, в Питере клуб Восток, клубы в Нью-Йорке, Чикаго, Вашингтоне, Лос Анджелесе, Сан_Франциско, Сан-Диего.

  Проводятся вечера памяти Окуджавы, Высоцкого, Галича, Визбора.

  Всеамериканский Цветаевский фестиваль авторской песни, подобный Московсому, начал свой путь поздней осенью 2002 года.

  Высокий дух бардовского движения живет; жанр расширился, разветвился, но не умер, несмотря на резкое изменение социальных условий. Он будет существовать, пока есть русский язык, русская поэзия, пока живут и здравствуют люди, чья молодость в 50 80-х годах питалась российской авторской песней.

  Хочется думать, что некоторая часть современной молодежи приобщится к этому жанру. Наверное, это так. Ведь 1-е место за исполнение песен Окуджавы на Нью-Йоркском фестивале его имени было присуждено 15-летней школьнице...